Зимний Висбаден Достоевского




Висбаден — курортная столица для аристократов, расположенная в живописной долине Рейна в федеральной земле Гессен. В этой записи мы познакомимся с зимним Висбаденом, посмотрим на прохожих и заглянем в одно из старейших казино Германии, где в 1871 году проиграл последние деньги Фёдор Достоевский.

2


Висбаден издавна притягивал к себе императорский двор и богатых гостей.

3


Здание Курхауса, где и расположено то самое казино.

4

5


Ещё в античности азартные игры считались проявлением жизнерадостности и были такой же частью общественной жизни, как бани, театр и целебные источники. Казино в Висбадене было открыто во второй половине восемнадцатого века.

6


С огромным удовольствием здесь испытывали удачу коронованные персоны, известные музыканты, писатели: Федор Достоевский, Ричард Вагнер, Элвис Пресли, Иван Тургенев.

7


На Рождество в холле устанавливают восьмиметровую ёлку из живых цветов Пуансеттий.

8

9


Погуляем по Висбадену Достоевского.

10


В Неротальпарке (нем. Nerotalpark).

11

12

13

14

15

16


Зимний Висбаден в 2011 году.

17

18

19

20


Немцы и туристы на улицах Висбадена.

21

22

23

24

25

26

27

28

29


А это отрывок из письма Фёдора Михайловича Достоевского к своей жене Анне Григорьевне:

(Висбаден. Пятница 28 апреля 1871 г.)
...Аня, ради Христа, ради Любы, ради всего нашего будущего не беспокойся, не волнуйся и дочти письмо до конца, со вниманием. В конце увидишь, что в сущности беда не стоит такого отчаяния, а напротив, есть нечто, что приобретётся и будет гораздо дороже стоить, чем за него заплачено! Итак успокойся, ангел, и выслушай, дочитай. Ради Христа, не погуби себя.

Бесценная моя, друг мой вечный, ангел мой небесный, ты понимаешь, конечно – я всё проиграл, все 30 талеров, которые ты прислала мне. Вспомни, что ты одна у меня спасительница и никого в целом мире нет, кто бы любил меня. Вспомни тоже, Аня, что есть несчастия, которые сами в себе носят и наказание. Пишу и думаю: что с тобою будет? Как на тебя подействует, не случилось бы чего! А если ты меня пожалеешь в эту минуту, то не жалей, мало мне этого!..

...Теперь, Аня, верь мне или не верь, но я клянусь тебе, что не имел намерения играть! Чтобы ты поверила мне, я признаюсь во всём: когда я просил у тебя телеграммой 30 талеров, а не 25, то я хотел на пять талеров ещё рискнуть, но и то не наверно. Я рассчитывал, что если останутся деньги, то я всё равно привезу их с собой. Но когда я получил сегодня 30 талеров, то я не хотел играть...

...Ты для меня всё своё заложила в эти 4 года и скиталась за мною в тоске по родине! Аня, Аня, вспомни тоже, что я не подлец, а только страстный игрок... ...У меня осталось полтора талера мелочью, стало быть, на телеграмму есть (15 грошей)...

...Аня, спаси меня в последний раз, пришли мне 30 (тридцать талеров)...

...Аня, я лежу у твоих ног и целую их, и знаю, что ты имеешь полное право презирать меня, а стало быть, и подумать: “Он опять играть будет”. Чем же поклянусь тебе, что не буду; я уже тебя обманул. – Но, ангел мой, пойми: ведь я знаю, что ты умрёшь, если б я опять проиграл! Не сумасшедший же я вовсе! Ведь я знаю, что сам тогда я пропал. Не буду, не буду, не буду и тотчас приеду! Верь. Верь в последний раз и не раскаешься: теперь буду работать...


30


Письмо Достоевского Тургеневу.

(Висбаден. Пятница 28 апреля 1871 г.)

Добрейший и многоуважаемый Иван Сергеевич, когда я Вас, с месяц тому назад, встретил в Петербурге, я продавал мои сочинения за что дадут, потому что меня сажали в долговое за журнальные долги, которые я имел глупость перевесть на себя. Купил мои сочинения (право издания в два столбца) Стелловский за три тысячи, из коих часть векселями. Из этих трех тысяч я удовлетворил кое-как на минуту кредиторов и остальное роздал, кому обязан был дать, и затем поехал за границу, чтобы хоть каплю здоровьем поправиться и что-нибудь написать. Денег оставил я себе на заграницу всего 175 руб. серебром из всех трех тысяч, а больше не мог.

Но третьего года в Висбадене я выиграл в один час до 12 000 франков. Хотя я теперь и не думал поправлять игрой свои обстоятельства, но франков 1000 действительно хотелось выиграть, чтоб хоть эти три месяца прожить. Пять дней как я уже в Висбадене и всё проиграл, всё дотла, и часы, и даже в отеле должен.

Мне и гадко и стыдно беспокоить Вас собою. Но, кроме Вас, у меня положительно нет в настоящую минуту никого, к кому бы я мог обратиться, а во-вторых, Вы гораздо умнее других, а следственно, к Вам обратиться мне нравственно легче. Вот в чем дело: обращаюсь к Вам как человек к человеку и прошу у Вас 100 (сто) талеров. Потом я жду из России из одного журнала («Библиотеки для чтения»), откуда обещались мне, при отъезде, выслать капельку денег, и еще от одного господина, который должен мне помочь. Само собою, что раньше трех недель, может быть, Вам и не отдам. Впрочем, может быть, отдам и раньше. Во всяком случае, сижу один. На душе скверно (я думал, будет сквернее), а главное, стыдно Вас беспокоить; но когда тонешь, что делать.

Адресс мой: Wiesbaden, Hôtel «Victoria», à M-r Théodore Dostoiewsky.

Ваш весь Ф. Достоевский.



Бюст Федора Достоевского у висбаденского казино.

31
Отредактированно:
  • ← Предыдущая запись

    Первая в мире железобетонная телебашня

    Так получилось, что на Штутгарт я всегда смотрел приземленным взглядом, что отразилось на общем впечатлении о городе...
  • Следующая запись →

    В гостях у Фрапорта

    Что такое Фрапорт? Фрапорт — это 21 квадратный киломентр площади, это 75 тысяч работников, это более 24 тысяч...
Оставить отзыв, задать вопрос, поставить лайк
комментарии